…Ночь выдалась спокойная, если не считать несметных полчищ комаров, вьющихся перед москитной сеткой с настойчивым намерением проникнуть внутрь палатки. Некоторым кровососам это удавалось за тот короткий миг, когда кто-то из нас выходил или входил, отклоняя в сторону эту самую сетку. Попробовали хитрость: густо намазали противокомариным кремом вдоль косяка весь периметр у входа палатки, и результат не заставил себя долго ждать: комары сначала резво подлетали к сетке, но, учуяв непереносимый запах, улетали прочь.

Некоторой неожиданностью для нас оказалась слишком прохладная ночь, несмотря на разгар лета. В целом это было объяснимо – вода-то в озере ледяная, да к тому же более холодный воздух всегда обычно скапливается в низине, а озеро как раз находилось в естественном углублении. Так что пришлось воспользоваться спальными мешками.

Вечером разожгли примус и приготовили горячий ужин из концентратов. После ужина, по очереди, принялись наблюдать за поверхностью озера через москитную сетку на входе. Однако пока что не происходило ничего такого, что выходило бы за рамки обычной ночной жизни дикой природы.

С заходом солнца дневные птицы затихли, но на смену им подал голос ночной охотник филин. Его внезапные «У-ху! У-ху!» заставили с непривычки вздрогнуть. Вскоре ушастый улетел на свою ночную охоту, и вновь наступила тишина. Правда, теперь началась трескотня полчищ сверчков и цикад. Вода на озере стояла спокойная, за исключением редких всплесков – возможно, рыба выходила глотнуть кислорода.

Николай вызвался отстоять первую по счету вахту, и я немного погодя улегся спать.

Проснулся я в шестом часу, когда уже светало. Товарищ по-прежнему сидел, укутавшись в одеяло, и добросовестно наблюдал за озером. Для человека, привыкшего стоять вахты в длительных морских походах, такое ночное бдение не было чем-то необычным. Я же внутренне сомневался в отношении себя: смогу ли так же, не смыкая глаз, дежурить и бороться со сном?

– Ну что? Как я понимаю, все было спокойно? Ложись отдыхать – моя очередь.

– Доброе утро. Ничего примечательного не заметил. Тишь да гладь.

– Но ведь вчера же было кое-что. Так что не отчаивайся, давай ложись, а я пробежку пока небольшую сделаю. Грех не сбегать кружок по такому воздуху.

– Что ж, дерзай. А я посплю чуток.

Я выбрался из палатки и вдохнул утренний воздух. Концентрированный запах хвои ворвался в мои легкие, и ощущение небольшого головокружения лишь взбодрило мозг, голова стала ясной, сон как рукой сняло.

Я спустился вниз к воде и, зачерпнув ладонью воду, поднес ее к губам. Странное чувство: у воды был какой-то специфический, но в то же время знакомый привкус! Я поднапряг свою память, стараясь достать из ее глубин нужную информацию. Зачерпнув воду обеими руками, я стал умываться, а после еще раз набрал воды в рот и погонял ее там, полоща, как после чистки зубов. Почти сразу необычный вкус почувствовался на слизистой рта. Я выплюнул воду, но металлический привкус оставался и даже усилился. «Попробовать вскипятить воду в котелке, – подумал я, – тогда отчетливее проявится запах во время парообразования».

Я еще раз ополоснул лицо и вернулся в палатку. Николай уже крепко спал, укрывшись с головой. Я взял котелок, треногу, спички и снова вернулся на берег. По пути подобрал несколько сухих веток и разжег на песке небольшой костерок.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Оценка деятельности персонала
В этой связи целью данной работы является рассмотрение процесса оценки результатов деятельности персонала. Для достижения поставленной цели были поставлены следующие задачи: во-первых, рассмотреть ц ...

Биохимия полости рта
...

Новые окна в невидимый мир: развитие тонкоэнергетических технологий
Как уже говорилось выше, человеческий организм многомерен. Иными словами, сознание каждого человека функционирует в нескольких частотных диапазонах одновременно. Между физическим телом человека и ...