Извлеки хлопок беспечности из уха осознания, чтобы мудрость умерших могла достичь твоего уха.

Саади

…Сделав два правых поворота и один левый, пассажиры четырехколесного «мустанга» оказались на параллельной улочке и вскоре остановились перед домом Михаила Еремина, любезно зазвавшего новых знакомых на ночлег.

Обычный для российской глубинки сельский дом глядел на улицу тремя окнами и крыт был железом, окрашенным тем же суриком, что и комбайны на машинном дворе. У дома стоял старый колесный трактор марки «Беларусь» с недостающими стеклами в кабине и распахнутыми настежь дверьми. Рядом с ним ржавела в траве борона, между штыков которой шныряли цыплята подросткового возраста. Чуть поодаль виднелась деревянная телега, оглобли ее были задраны к небу, будто взывая ко Всевышнему. Под телегой же устроились отдыхать утки, и когда рыжая Томка, выскочившая из машины, пронеслась с радостным лаем мимо водоплавающих, они проводили ее удивленным взглядом, искренне недоумевая причине такой шальной радости.

Хозяин, предваряя гостей, побежал в хату, а мы, замкнув машину на ключ, задержались у расшатанного штакетника, обрамляющего небольшой палисадник, заросший бурьяном.

Через минуту на порог вышла кругленькая женщина и, приветливо улыбаясь, пригласила гостей в дом.

В сенях было темно, и мы чуть было не опрокинули ведро, наполненное водой. Входя в горницу, я больно хлопнулся лбом о косяк, который был вырублен, видимо, еще низкорослым предком Еремина, так как Михаил Еремин был высокого роста и наверняка не раз сам прикладывался к этому косяку.

Скинув на входе обувь, приезжие прошли через продолговатую горницу в большую комнату, которую, пожалуй, можно было назвать гостиной, так как здесь стояли телевизор и диван. Телевизор был здоровенным и тяжелым, как все цветные телевизоры советского производства последних лет горбачевской перестройки. Диван тоже был советским трансформером, названным социалистическими конструкторами-выдумщиками диван-кроватью, поскольку позволял не только принимать на свои пружины гостей, но и укладывать их на ночлег.

Становление капитализма в России никак не отразилось на обстановке этой семьи. Не видно было никаких достижений современной цивилизации типа компьютера или чего-то другого, что можно теперь увидеть на полках супермаркетов. Сельские труженики задержались на той же ступени потребления, на которой они были до распада колхозно-совхозной жизни.

– Вы уж извините, что у меня угостить вас нечем, – засуетилась перед приезжими жена Еремина, – сейчас я вам хотя бы молочка парного принесу. Знала бы, что гости будут, а то вы прямо как снег на голову.

– Не стоит беспокоиться. Мы недавно ужинали, а завтра хотим с утра, по холодочку, до бабы Веры, знахарки здешней. Так что нам бы прилечь скорей на боковую. Перед сном поешь, так не заснешь совсем. Лучше постелите нам поскорей, – успокоил ее мой приятель Николай.

Хозяйка постелила гостям в большой комнате, и они сразу улеглись спать. Еще только успели погасить свет, как заявился сам хозяин, держа в руках бутылку. Он сбегал за ней, обменяв грибы на «валюту», и твердо надеялся распить бутылочку с гостями.

Обнаружив своих новых знакомых отошедшими ко сну, он неподдельно огорчился. Такой оборот стал для него неожиданным. Всякому ясно, что гостям выставляют угощение, и то, что они легли сразу спать, казалось обидным.

Кажется, так удачно познакомились и есть хороший повод выпить по укоренившемуся обычаю, а они некстати завалились спать.

Михаил засомневался: может быть, приезжие не догадались, куда он пропал сразу после приезда, и потому не дождались его. Но ведь не просто так сразу обменять грибы на «валюту» – надо ж понимать! Здесь ведь не город, а денег наличных у него никогда нет.

Михаил поставил посудину на стол и, крякнув несколько раз «гм! гм!», пытался деликатно обратить на себя внимание гостей, чтобы те, может быть, открыли глаза и увидели, что он вернулся не с пустыми руками, но жена быстро обнаружила его маневры и выпроводила прочь из комнаты.

– Ты что, не видишь: люди с дороги устали – спать легли, а ты тут как черт с балалайкой. А ну дай-ка сюда бутылку!

– Люсь, а чо это они сразу спать-то? По рюмашечке хоть хлопнули бы со мной. Даже неприлично как-то.

– Ты разве рюмашкой обойдешься?! Это ты озабоченный, а люди трезвые об этом не думают – не все мужики мозги пропивают.

– Ты знашь чего? Мужиками батраков наемных называют. Ясно тебе?

– Чего еще спьяну городишь? Каких батраков? Совсем с катушек слетел?

– Да чего, чего? Это гости наши так объясняют: по-русски «мужик» – значит подневольный человек… Ну, чо, я тогда один хлопну грамм шестьсот.

Хозяйка отобрала у мужа бутылку и вытолкала его прочь…

Вы никогда не задумывались о том, откуда берется энергия для вращения нашей планеты или других планет вокруг Солнца? А ведь кинетическая энергия любой планеты, равная произведению массы планеты на ее скорость в квадрате, огромна. Какой сомножитель ни вставь в эту формулу (хоть массу, хоть скорость), значение энергии получается очень значительным. Так что дает планете такую чудовищную энергию, заставляющую ее перемещаться?

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Теория подавления и развития болезни
У людей, знакомых с миром гомеопатии, часто создается впечатление, что буквально каждый врач-гомеопат достигает прекрасных результатов, будь то путем приема четырех или пяти лекарств одновременно, ...

Вакцинация против дифтерии и столбняка детей, имеющих в анамнезе солидные опухоли
...

Брюшной тиф. Паратифы A и B.
...